Игры

Обзор игры Dark Souls II: Scholar of the First Sin

Обзор игры Dark Souls II: Scholar of the First Sin

После легкой пробежки и мощного взмаха двуручного меча, Алдия, отвратительная мерзость, известная как Scholar of the First Sin, спустился в огненный порыв ветра. После пятой попытки бой закончился. Я все еще был окружен фантомами – дикие неигровые персонажи, которые встроены в Dark Souls II, несмотря на то, что заживо сгорают, когда стоят слишком близко. Я был облачен в доспехи поверженного врага, Демона Плавильни.

Та битва была одним из множества моментов, когда игра почти сломила меня. Я стоял в пустом зале, пока бестелесный дух Алдии читал свою последнюю лекцию о природе добра и зла. И это был как раз в тот момент, когда темные души II и я, наконец, по-настоящему познали друг друга.

Во время своего первого появления Алдия говорит, что существует два пути: «Установить порядок в этом мире, или уничтожить его». Если коротко, то это и есть суть игры. Эти слова Алдии, как и прочие его диалоги, не указывают на то, что завоевание или разрушение мира является целью игры или тем, к чему надо стремиться. Имеется в виду всего лишь то, что мир Dark Souls II представляет собой цифровую жизнь и подразумевает жертвы, тяжелые решения о распределении сил, и тот факт, что стремление к большему имеет железную цену. Нет трусости в отказе от надежды. Игра признает только славу, которая берется силой, без легких и коротких путей. И, очевидно, что не каждому это  под силу.

Вот что приготовили разработчики компании «From Software» для своих игроков. Но я думал не об этом стоя в том зале.

У меня на уме была одержимость. Вы смотрели «Одержимость»? Это нашумевший фильм с Кейвом Джонсоном в роли Теренса Флетчера, самого неистового дирижера джазового оркестра. В последней сцене, когда, после месяцев мучений, крови, пролитой над ударными, ошибок и сломанных костей, вундеркинд Нейман, возвращается к своим ударным, чтобы приступить к импровизации величайшего музыкального представления, когда-либо снятого в кино. И перед финальными нотами он и Флетчер обменялись молчаливыми взглядами. «Теперь ты понимаешь».

После третьей попытки, на 30-ти часовой отметке, игра Dark Souls II: Scholar of the First Sin наконец-то закончила на меня кричать и приступила к воспитанию, как подобает хорошему учителю. Каждый спокойный миг со времени прошлой вылазки был наполнен опасностью, новыми врагами, новыми препятствиями, необходимостью постоянно быть готовым встретиться лицом к лицу с тем, что скрывается за углом – напряженность, неослабевающая по мере приближения к развязке. Путь усеян бутылками с зажигательной смесью. Красные фантомы и Гончие теперь всего лишь мелкая неприятность. Они почти везде, где, как вам казалось было безопасно.

Проходя старые этапы с более высоким уровнем и с лучшим снаряжением, очень часто находишь врагов гораздо более враждебных и еще в состоянии наказать за высокомерие. Немногие игроки знают, и даже эксперты понятия не имеют, насколько коварной может быть игра с ее суровыми уроками, болью и отчаянием, если каждую ситуацию не проходить с той же тщательностью, что и в первый раз.

И снова каждый игрок Dark Souls II находится в равных условиях. Каждый Познающий Первородный Грех бессилен, наравне с вернувшимися энтузиастами, которые только и могут сказать, что они видели эти массивные области раньше, и что они знали, как сражаться в них, но теперь они не знают, чего ожидать. Новая игра поражает своим размахом. Особенно впечатляет дополнение «Короны», которое теперь полностью интегрировано. Ключи теперь не появляются магическим образом в инвентаре, а запрятаны в самых дьявольских местах, что гораздо более подходит трем титаническим задачам вплетенным в историю так, как и должно быть: в качестве средства, чтобы король Вендрик развеял проклятие нежити раз и навсегда.

Во время прохождения, одной из проблем, с которыми я столкнулся после тридцати часов игры была мысль, что я больше никогда не почувствую желания продолжать, потому что, в конечном счете, то, за что я боролся было так туманно. Мир, который я пытался спасти казался таким деспотичным, что дальнейшие задания мне показались бессмысленными. Но Scholar of the First Sin затягивает очень тонко. Темные растрескавшиеся руины, которые мы видели в предыдущем поколении, теперь преобразованы в завораживающую 60-ти герцовую графику. Этот невидимый эффект, когда вы в этой четкости не чувствуете, как консоль пытается догнать каждое сложное движение. Каждая новая обстановка, даже если она окутана густыми облаками яда или лавы, тем не менее содержит в себе сложное детали, ожидающие, чтобы их заметили. Текстура тщательно вырисована в тусклых солнечных лучах, отражение неоновых растений, и отражение от воды заклинаний – вот детали, которые вы сразу же заметите в краткие мгновения передышки. Конечно, игроки ПК пользуются этой привилегией с момента первого выпуска, который улучшался с каждым новым неофициальным модом. Для них это будет примером добавления некой изюминки, а не захватывающим перевоплощением игры, но, тем не менее это завораживает.

Источник - videogamezone.ru